Зачем везти стекло из Константиновки?

Browse By

Ответ кроется где-то в осколках памяти.

«В городе было больше двадцати заводов, сейчас работает полтора». «Костянтинівка була одним із найбільш забруднених міст Союзу». «Бахмут – місто для людей, Костянтинівка – місто для заводів». «Легендарный город, незаслуженно забытый».

Так говорят о Константиновке местные жители.

Осколок первый. Бог

В солнечный день над рекою Кривой Торец отливает зеркальными боками речное божество. В прошлом году арт-студия KickIt разработала новую мифологему города в рамках проекта «Метамісто: Схід». Тогда был придуман многолапый зверь, который следит за изобилием рыбы и порядком на реке.

Фото: Анна Заикина

Люди рассказывают, что на следующий день после появления мозаики один рыбак поймал в реке огромную щуку. Местный эколог и журналист Владимир Березин говорит, что некоторые жители города ловят здесь рыбу только для котов и собак, а сами есть не рискуют. И хоть константиновская промзона много лет стоит в разрухе, и река уже начала себя очищать, канализационные стоки остались.

Фото: Анна Заикина

Речное божество обосновалось в промзоне, на деревянном помосте, построенном к прошлогоднему фестивалю. Как и любую незащищённую деревянную постройку, помост-«алтарь» стали потихоньку разбирать, наверное, на растопку. Да, трудно быть богом.

Осколок второй. Перерождение

Производственные здания заводов здесь обнесены высокими стенами, по верху которых лежат куски битого стекла. Выглядит это убедительнее, чем колючая проволока.

Фото: Анна Заикина

Когда-то в Константиновке производили иллюминаторное стекло, зеркала, бутылки, елочные игрушки. Говорят, город славился на весь Союз качеством стекла и уникальными разработками. За это Константиновку называли Стеклоградом. Жители до сих пор помнят рубиновые звёзды Кремля, изготовленные на заводе «Автостекло». Завод закрылся в девяностые. А в развалинах его главного офиса сейчас любят зависать подростки и сталкеры.

Фото: Анна Заикина

В Константиновке есть люди, которые хотят, чтобы город ожил. Наталка Сосницкая и Сергей Мирошниченко так похожи, что их то и дело спрашивают, не брат и сестра ли они. Они одни из тех, кто устроил большой фестиваль The MostFest в заброшенном ангаре «Автостекла». Человек триста ночью с фонариками добирались через промзону сюда, чтобы послушать живой концерт, купить что-нибудь на барахолке и пообщаться в лаунж-зоне с мешками и кальяном.

Фото: Данил Шулипа (с) Код міста

«Ми хочемо показати жителям Костянтинівки, що немає сенсу чекати на повернення грандіозних заводів. Їх більше не буде. А територію, на якій вони знаходилися, можна використовувати по-іншому – як простір для спілкування та творчості», – говорит Наталка.

Фото: Данил Шулипа (с) Код міста

Её муж Сергей показывает вокруг: от стекольного производства Константиновки остались кучи осколков. Теперь у каждого кусочка стекла есть шанс на новую жизнь. По всему городу появляются мозаики. Из осколков зеркала, кучей лежащих перед руинами «Автостекла», и рождён красивый миф – божество, охраняющее реку.

«Тут можна знайти купу гарного скла, якого ви не знайдете більше ніде. Його дуже багато, і воно тут лежало роками. Якщо хочете собі сувенір із Костянтинівки – везіть скло».

Осколок третий. Окна

Промзона расположена около реки – она  считается центром города. Не площадь с памятником и фонтаном, а опустевшая теперь земля заводов. Вся жизнь Константиновки когда-то вертелась вокруг неё, в прямом и переносном смысле. Теперь же дома – отчасти брошенные, но большинство ещё жилые – тоже производят впечатление разрухи.

Фото: Анна Заикина

Город не заливали «градами». Боевики оккупировали его на два месяца относительно тихо, и так же тихо сбежали. А дома начали разрушаться еще десять, двадцать лет назад. Проёмы окон ощетинились битыми стёклами, как и заводские бетонные стены.

Фото: Анна Заикина

Осколок четвёртый. Стеклоград

Фонтан был. Красивый, высокий – чуть выше четырёх метров, из хрусталя и стекла. До этого у завода «Автостекло» не было опыта работы с хрусталём. В 1939 году фонтан уехал в Нью-Йорк на Всемирную выставку, прославил город и не вернулся.

То, что фонтан был красив – видно на гербе Константиновки и на мурале всё в том же ангаре. Мурал «Стеклоград» – это тоже воплощение новой мифологемы города. Сергей объяснил, что в основе – хрупкий кусок стекла, «який ми бережемо, як свій дім».

Фото: Анна Заикина

Фото: Анна Заикина

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Scroll Up