Комбик Коробкова

Browse By

– Павел Коробков, Живоин, он часто с гитарой возле театра Шевченко. А сейчас на Фейсбуке организовал сбор средств себе на комбик для уличных выступлений…

– Я знаю, знаю Пашу, не рассказывай – перебивает меня наш фотограф. – Обычно в компаниях, где есть гитаристы, попросишь сыграть Веню Д`ркина, и никто не шарит. А Паша поёт. Я потом и обращала на него внимание, потому что он Веню знает.

Марокко между Ленина и Карла Маркса

Павел всегда хорошо выглядит: джинсы, светлая выглаженная рубашка и гитара за спиной. Мы встретились на одной из его главных «сцен» – возле театра Шевченко.

– Паша, Вы на улице уже 14 лет, то есть, с 2000-х. Была тогда в Днепропетровске культура уличной музыки?

– Это была небольшая компания неформальной молодежи. Ребята стояли либо возле ЦУМа, либо возле магазина «Природа» на Воскресенской (бывш. Ленина). У них была гитара, максимум тамбурин, и портвейн. Но мне не хотелось с ними знакомиться, казалось тогда, что это бесполезная трата времени. За углом встал и начал петь песни.

Фото Александра Ткач

– Гребенщиков, Цой?

– Да, это были песни Юрия Шевчука, Цоя, Гребенщикова, Паши Коробкова. Я думаю, что как таковой, культуры уличной музыки в 2000-х ещё не было. Периодически встречались относительно профессионалы. На перекрестке Ленина и Карла Маркса классно играли марокканскую музыку.

– Музыкант из Днепра может петь везде, где ему хочется или только там, где его «попросили»?

– Есть частные территории, места, арендованные под супермаркет, под магазин, под книжный рынок. В Днепре раньше играли возле ЦУМа, там очень комфортно, но сейчас выходит охранник и говорит: «Парень, нельзя». Я ему: «А если не уйду? Приводите полицию, будем говорить с ней».  Он мне: «Полицию не приведу, просто мне настучат по шапке». Я ухожу по-человечески. Пару лет назад в парке Глобы подошли тогда ещё милиционеры, забрали меня в свою будку и очень долго старались доказать, что я занимаюсь «жебракуванням». В итоге я дал им полтинник и ушёл.

– Жебракування? Музыкант – это нищий?

– Так думает даже простой обыватель. Для человека в Днепре музыкант – это попрошайка. 80-90 % людей идут с таким восприятием по улице.

Фото Александра Ткач

– Нет никакого закона, который регулирует деятельность уличных музыкантов?

– Только во Львове в 2018 году вышло постановление горсовета, которое предусматривает, что музыкант на улице должен играть в определенные часы в разных местах и только с разрешением от горсовета на руках. В Москве, например, на том же Старом Арбате, уже многих людей оштрафовали на суммы, которые они не зарабатывают. Там всегда играли музыканты, и всегда их было очень много. А в последние годы сильно ужесточили всю эту процедуру получения разрешения.

Дальше у нас в разговоре перерыв, Павел играет на гитаре. Это не Д`ркин и не Гребенщиков – Боуи.

Фото Александра Ткач

Ментальная разница

Коробков не похож на других уличных музыкантов ни образом, ни репертуаром, ни целью, по которой он поёт на улице. Цой, Высоцкий и даже Radiohead  – это не «Океан» и не Земфира. Здесь другая публика.

– Во Львове Вы не меняли репертуар?

– Нет, всё то же. Хотя там есть налет гипертрофированного национализма, русскоязычному человеку сложнее. Львов – очень контрастный город. В Днепре у меня никогда не было конфликтов, которые доходили бы до рукоприкладства. Во Львове были. Я тогда пел англоязычную песню, а парень был под кайфом. Ему не понравилось.

– Серьёзная драка?

– Небольшая потасовка, все целы, гитара цела.

– Можно ли специально подобрать репертуар так, чтобы больше заработать?

– Да, можно выстроить репертуар так, чтобы подогнать его под запросы потенциальной аудитории.

Фото Александра Ткач

– Что это должно быть в Днепре?

– Для молодежи – это рэпчик, для людей среднего возраста – шансончик, немножко рок-хитов «Арии», например, пару самых известных песен Скрябина. Это гарантирует получение стабильной и немалой прибыли. Есть закономерность – как только я забываю о том, что мне нужны деньги, начинаю играть и погружаться в то, что я делаю, сразу приходит компенсация моей потраченной энергии в виде бумажек с картинками.

– Вы филолог, в прошлом учитель русского языка и литературы, сейчас копирайтер. Были моменты, когда занимались только музыкой?

– Я играл на улице, когда у меня не было никакой другой деятельности, играл, когда была очень успешная работа. Улица меня заряжает. Я вышел сюда за этим 14 лет назад. И когда при стипендии в 43 грн мне в чехол положили полтинник, для меня это был шок. Тогда я понял, что компенсация тоже может быть. Деньги – это эквивалент энергии. Если на человека сваливается крупная сумма, а он к ней не готов, она его либо уничтожит, либо сильно испортит. Человек, который слушает меня на улице, не может мне компенсировать ту чистую энергию, которую я ему отдаю. Он может мне ее компенсировать в виде денег, даст столько, сколько посчитает нужным.

Сейчас у Павла красивый низкий голос, а в детстве был дискант. Это когда мальчик поет в регистре сопрано. После ломки пришлось заново учиться петь, но, как и раньше, интуитивно. Без музыкальной школы и консерватории – на улице.

Фото Александра Ткач

Внутренняя коммуникация

Часто музыканты говорят, что у них есть свой кодекс, но на деле специальных правил нет. Коробков рассказывает, как всё устроено в Днепре.

– В двух словах: на улице можно играть, когда ты никому не мешаешь, когда тебе никто не мешает, ты хорошо себя слышишь и тебя тоже слышат.

– Есть люди, с которыми не получается договориться?

– После скрипача на площади я написал пост о том, что мне мешают играть. Он подключается с колонкой в 20 метрах от меня. Сказал, что уйдет, но станет на противоположном конце площади, чтобы мне всё равно было его слышно. Может, он хороший музыкант, но у меня не получилось с ним поговорить. Точно так же с парнем, который под минус поёт Вакарчука. У него хороший голос, но плохой микрофон. Его слышно на два квартала дальше площади, но разговаривать с ним не получается. А мальчик с трубой играет на всю Европейскую площадь назло руководству магазина «Ева», которое громко включает музыку. Пусть воюют дальше.

Фото Александра Ткач

– Кого из уличных музыкантов стоит послушать в Днепре?

– Ребята из консерватории, джаз-бенд. Иногда собираются по вечерам возле театрально-художественного колледжа. Альберт Бирюк – это человек, у которого песня льётся фантастически легко. Ему лет 20, но он делает свои интерпретации песен Маргулиса, Сюткина. Поёт возле театра Шевченко. Всегда такой солнечный, радужный Альберт. Есть дедушка с баяном на площади. Он сам из Донецкой области, переселенец, живёт здесь около 2 лет. Мне нравится музыкант с гармоникой на площади. Качественная лаунж-музыка.

– Почему люди должны скинуться Вам на комбик и на микрофон? Присылают деньги?

– Никто не должен. Я хочу купить аппаратуру, чтобы играть так, как я умею, а не так как мне позволяет шум города. Поделился информацией о том, что мне можно помочь. Откликнулось много людей, в основном, знакомые. А Вы когда-нибудь «виделись» со старыми приятелями через уведомление о том, что они пополнили вам карточку? Странное чувство.

– Да, но я бы отправила деньги на комбик человеку, которого мне приятно услышать на площади. Что советуете послушать?

– Я сейчас слушаю новый альбом «Дельфина», «Время N» Бориса Гребенщикова, последний альбом Боуи, крайний альбом группы «Аукцион» «На солнце», последний альбом Radiohead. Это то, что зациклено.


В конце разговора Павел говорит, что играть на улице ему всегда комфортнее, чем в клубах или рок-кафе. И 14 лет любви к хорошей уличной музыке это подтверждают.

 

Фото: Александра Ткач

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Scroll Up
Facebook
Instagram