Зачем лететь в Днепр из Курдистана

Browse By

Мне казалось, что в Ираке всё ещё культ хиджабов и многожёнства, но Шван придерживается прогрессивных взглядов. Он всегда интересовался топливом и хотел заниматься наукой, работает на приличной работе, много путешествует. Молодые иракцы уже открыто говорят о феминизме, становятся докторами наук и создают свои стартапы: они разрываются между желанием сделать что-то у себя на родине и уехать из страны. Шакир Шван Мохаммед живёт в Украине уже 11 лет. И понимает, за что в Днепре недолюбливают арабов.

1

Я родился на войне – первое, что сказал мне Шван. Он курд, поэтому знает, как это – жить без своего государства. Курды есть в Турции, Ираке, Иране и Сирии, их больше тридцати миллионов, у них своя культура и свой народ, но свой флаг они видят только на турецко-иракской границе, и то с одной стороны – в непризнанном иракском Курдистане.

Багдад-война-Днепр

Из Багдада в Донецк он прилетел в 2007-м, чтобы дальше учиться в Украине. Так было дешевле и спокойнее, но главное у нас можно было изучать угольную промышленность, потому что в Ираке Шван уже добился успехов в нефтяной отрасли.   

Я знал, что в вашей стране процветает советская мафия. – Так о нас говорили на Востоке даже 10 лет назад, когда он улетал.

Когда после аспирантуры нужно было защищать диссертацию, на Донбассе началась война, и Шван должен был переехать… в Днепр.

В чисто еврейском городе курд увидел, что евреи и арабы нормально общаются, оценил, как учат в «Металле» и сравнил наш менталитет с восточным.

У Бога нет детей и жены

Мне казалось, что мусульмане каждый день практикуют намаз [это ежедневная пятиразовая молитва] и читают Коран. На самом деле, их всеобщая религиозность – такой же стереотип, как и то, что все львовяне по воскресеньям обязательно ходят в церковь.

Шван не ходит в украинскую мечеть. В Ираке он строже придерживался канонов ислама, потому что в восточной среде это легче – есть мечети, все соблюдают Рамадан и так далее.

Коран отличается от Библии. Во-первых, в исламе нет культуры иконописи и нельзя представить, как выглядит Бог. Во-вторых, Иисус распят, а «Иса вернётся», как говорит Шван. В-третьих, у Аллаха нет жены и детей, что, наверное, правильно, потому что производить на свет потомство – человеческий способ продолжать род. Богу это не нужно.

Вообще для Швана важно, чтобы при нём не шутили на тему Бога (это неуважение к старшему), а в Украине много анекдотов об этом.

1

Это забота, а не рабство

В Ираке мы не закрываем женщин: мы просто не разрешаем им работать на любой работе. Например, быть кондукторами или уборщицами. Женщины выше этого, – говорит Шван.

В основном в Ираке девушки работают врачами или адвокатами.

Хиджаб в Курдистане сейчас носит меньше 50% девушек. Больше – в Эмиратах, Саудовской Аравии, меньше – в Ливане, Египте, Иране. Полиция нравов уже намного меньше следит за поведением и дресс-кодом в восточных странах. В Иране, например, экономическая ситуация так сильно давит на людей, что правительство понимает: если добавить к ней мораль, будет взрыв.

Когда красивая девушка носит открытую одежду, она позволяет мужчинам на неё смотреть и оценивать её сексуальность – Шван возвращается к хиджабу.

Платок отталкивает косые взгляды. Украинки, которые начали носить хиджаб, говорят, что перестают чувствовать себя мясом на прилавке и избавляются от сальных взглядов и шуточек в маршрутках.  

«Украинки слишком доверчивые»

Я знаю несколько случаев, когда в Днепре арабы использовали украинок, забирали общего ребёнка в свою страну или, наоборот, бросали его здесь – боялись ответственности.

Вы просто привыкли, что украинские мальчики холодные, – пытается объяснить Шван.

1

Он говорит, что наши девушки доверчивые, они не совсем привыкли к вниманию, поэтому быстро начинают верить мужчинам, которые красиво ухаживают.

Другой знакомый араб объяснил мне всё ещё «проще»: для того чтобы «пообщаться» с украинкой, достаточно угостить её дайкири или пина коладой.

Шван говорит, что неважно, долгих отношений хочет восточный мужчина или «на одну ночь» – он в любом случае будет красиво ухаживать. Проверить его можно только обращая внимание не на слова, а на поступки. Если украинка отказывает арабу один, два, три раза, а он всё равно ухаживает – скорее всего, его намерения вполне серьёзные.

Восточным мужчинам можно жениться на девушках другой веры, а девушка-мусульманка не может выйти замуж за христианина или иудея, потому что её дети должны быть мусульманами. Дети в восточной традиции всегда закреплены за отцом, потому что у матерей может не быть денег на их содержание. Хотя сейчас при смешанных браках восточные мужчины понимают, что ребенку нужна мать, и часто оставляют ребенка с мамой даже в случае развода, при этом обеспечивая их обоих.

Только не выбрасывать еду

Они [люди с Востока], в отличие от нас, умеют отстаивать личные границы, и это может восприниматься нами как агрессия, – говорят коллеги Швана.

В быту с курдом они привыкли к тому, что нельзя шутить о боге и наступать в обуви на ковёр (в Ираке принято сидеть cо своими близкими на ковре, и он должен быть чистым).

Ещё мы менее уважительно относимся к еде: на Востоке твёрдые остатки пищи нужно по возможности отдавать животным.

Из наших блюд Шван любит котлету по-киевски, «Наполеон» и оливье. Дома готовит хумус. Из украинских супов может съесть только лёгкий куриный бульон. Очень часто Шван заворачивает еду в лаваш, даже котлеты или салат.

На какое расстояние можно подходить к восточным мужчинам и почему никогда нельзя спрашивать, как здоровье их жён, читайте в статье Швана.

Остаться в Украине – принципиально

По сравнению с Ираком, в Украине действительно очень дешёвое образование, поэтому арабы прилетают сюда «учиться». В 2007-м по этой же причине Шван улетел не в Лондон или в Кёльн, а в Донецк и через пару лет в Днепр.

В Украине есть и наука, и шикарные профессоры, говорит курд, который в своей стране со своим образованием мог бы сейчас зарабатывать примерно 8 000 долларов в месяц. Кстати, в Ираке зарплата очень зависит от квалификации: бакалавр получает меньше, чем магистр, магистр меньше, чем профессор. Но Шван остался в Днепре: он бизнесмен, развивает деловое партнёрство между восточными странами и Украиной. Например, договаривается с местными университетами Ирака и Посольством, чтобы было легче организовать поездки студентов с Востока. На новогодние праздники Шван с подарками съездил в Ирак, он каждый день созванивается с родителями, но жить инженер-нефтяник хочет в Украине, которая дала ему образование и в которой он видит смысл возрождать экономику.

Фото: Маргарита Марвик
Коллаж на обложке: Тамара Турлюн

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Scroll Up
Facebook
Instagram